Ещё о концепции заповедности

Продолжаю публиковать затянувшийся монолог Владимира Борейко о концепции абсолютной заповедности. Грустно от того, что не находится специалистов способных включиться в обсуждение: возразить автору или развить его мысли. К сожалению, у меня для этого нет сил и времени…, хотя я никогда не скрывал и не скрываю того, что считаю подход к теме  Владимира Евгеньевича односторонним и коньюнктурным. На мой взгляд он намеренно привязывает режим заповедности к формальным категориям объектов ПЗФ, совершенно упуская из виду реальную структуру и экологические характеристики экологических сообществ, которые скрываются за такими названиями, как "заповедник", "запорведное урочище" и т.п. Кроме, того он абсолютно опускает из виду огромные площади ОЗУ, которые де-юре не имеют природоохранного статуса, но де-факто  наиболее соответствуют объектам Натура -2000… М.П.

Международное признание концепции заповедности
 

Идея абсолютной заповедности и концепция заповедности получили свое признание на международном уровне. Это отразилось в специальной категории охраняемых территорий Международного союза охраны природы (МСОП) — 1-а «строгий природный резерват», который является аналогом отечественной категории природно-заповедного фонда — «природный заповедник». Эта классификация была утверждена МСОП в 1994 г.

Строгий природный заповедник это — достаточно крупная по размерам, целостная в ландшафтном плане и минимально освоенная территория (включая акватории), где максимально полно поддерживается ход естественных процессов в природе, сохраняются в ненарушенном состоянии уникальные или эталонные (репрезентативные) природные комплексы, достопримечательные геологические образования, сберегаются разнообразные виды растений и животных и их местообитания (поддерживается биоразнообразие и разнообразие экосистем); служит, прежде всего, целям проведения научных исследований, экомониторинга и природоохранного просвещения (135).

Эту категорию может получить не обязательно заповедник, но также и национальный парк или резерват, но при одном обязательном условии, что здесь строгая охрана, наука и никакой рекреации или другой хозяйственной деятельности.

Всего в мире на 2008 г. имелся 4731 участок, отвечающий категории МСОП — 1-а — «строгий природный резерват». Объекты, относящиеся к данной категории, представляют 4,6 % от всего количества охраняемых природных территорий в мире и занимают площадь 1 млн.033.888 кв.км, что составляет 5,5 % от всей площади охраняемых природных территорий в мире (137).

В Индии на 2003 г. имелся 1 заповедник площадью 133010 га (138). В Китае имеется заповедник для охраны панд. В Мадагаскаре действует 7 заповедников, отвечающих категории 1-а. Это — Лукуба (740 га), Цинги-де-Намурука (22227 га), Цинги-де-Бемараха (152 тыс. га), Царатанана (48622 га), Наампуана, Заамена (73160 га), и частный заповедник Беренти (136).

В Гвинее к категории 1-а относится строгий природный заповедник Маунт-Нимба (Mount Nimba Strict Nature Reserve), имеющий площадь 9560 га, в Коста-Рике имеются два абсолютных резервата.

В Антарктике на 2003 г. категория 1-а занимала 81% от всей площади охраняемых природных территорий в этом континенте (138). В Монголии на 2007 г. имелось 12 заповедников, имевших площадь 50,8% от всей площади охраняемых природных территорий страны (139).

В Европе, кроме Украины, России, Беларуси, Молдовы, категория 1-а МСОП существует на Шпицбергене. Там имеется 6 объектов категории 1-а (Северо-Восточный и Юго-Восточный Свальбард, три флористических района и один морской заповедник) (140). 20 объектов категории 1-а существует в Финляндии, 2 — в Македании, 3 — в Латвии, 4 — в Литве, 2 — в Болгарии, в Великобритании — 22, 4 — в Сербии, имеются такие объекты в Норвегии, Испании, Словении, Германии, Греции, Черногории, Хорватии, Австрии, Швейцарии, Румынии. Такие объекты планируется создать также в Исландии. В Эстонии строгие заповедные зоны имеют резерваты. Следует также добавить, что в некоторых европейских странах имеются полные (абсолютно заповедные) резерваты (Германия, Словения и др.). В Словении полных резерватов пять (193, 194).

Более подробно об истории концепции заповедности и развитии заповедного дела – в новой книге Владимир Борейко “Последние островки свободы. История украинских заповедников и заповедности ( пассивной охраны природы) ( 10 век-2015 г.)” , 2015, К., КЭКЦ, 240 стр.

http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2015/07/int_ostrovki_svob_2015.pdf

Распространение концепции заповедности на другие обьекты природно-заповедного фонда

Концепция заповедности должна распространяться не только на природные заповедники, но и на другие охраняемые природные территории, имеющие в своем составе заповедной зоны (в Украине это — биосферные заповедники, национальные природные парки, региональные ландшафтные парки), а также заповедные урочища, в которых, согласно украинскому законодательству, должен поддерживаться заповедный режим (14). Еще в 1923 г. классик польской природоохраны Ян Гилберт-Павликовский писал: «Каким должен быть национальный парк в Татрах, и как должны идти к его созданию? Пример для всех таких «парков» — американский Йеллоустоун — является полным резерватом. Человек не может там ничего делать, может только ходить и смотреть» (181).

Особенно актуальным это является с точки зрения распространения концепции заповедности на запад, прежде всего в европейские страны, где не существует такой категории как природные заповедники, однако есть национальные парки, имеющие в своем составе заповедную зону.

Вместе с тем эти вопросы практически не рассматриваются в современных отечественных работах по заповедному делу, а важность создания заповедных зон и поддержания строгого заповедного режима в них недооценивается или вообще игнорируется.

В Украине заповедную зону имеют все национальные парки, однако нередко они занимают очень маленькую площадь (Подольские Товтры — 0,87 %, «Бузький Гард» — 5 %, Джарылгацкий — 3 %, Святые горы — 6,5 %, «Гуцульщина» — 7,7 %, Нижнесульский — 7,9 %).

В результате хозяйственная зона и зона стационарной рекреации, которые не имеют отношения к охране природы, занимают непропорционально большую площадь в национальных парках. Вместе с тем, согласно Программе летописи природы, утвержденной Минприроды и НАН Украины в 2002 г., заповедная зона национального парка должна занимать более 20–30% терриитории парка, и более 30–50% территории биосферного заповедника (182). В канадских национальных парках заповедная зона занимает 30% территории (184). МСОП (IUSN) рекомендует под заповедную зону отводить 75% территории (183). В Германии и Австрии недавно принято решение об увеличении заповедной зоны до 75%.

В практике заповедного дела имеются случаи уменьшения заповедных зон (Дунайский биосферный заповедник, национальный парк «Зачарованный край») или передачи части природных заповедников в национальные парки (заповедник Медоборы), летом 2014 г. рассматривался также вопрос о сокращении на более чем 2 тыс. га заповедной зоны Аскании-Нова. В заповедных зонах национальных парков проводятся различные регуляционные мероприятия и экопросвещение, в заповедных зонах Черноморского и Дунайского биосферных заповедников — промысловый лов рыбы, в заповедной зоне биосферного заповедника Аскания-Нова — разведение животных-интродуцентов и искусственный водопой животных путем создания системы каналов и прудов ( 10 ).

В заповедной зоне Карпатского национального парка (Угольский массив) осенью 2013 г., было самовольно срублено около 200 старовозрастных деревьев, нарушители не обнаружены. Различные рубки леса запланированы в заповедных зонах семи украинских национальных парков, в заповедных зонах пяти украинских национальных парков они велись или ведутся. В заповедных зонах двух парков ведут сенокошение и кошение тростника.

В заповедных зонах десятка национальных природных парков Украины часть площади принадлежит не самим национальным паркам, а другим землепользователям, что затрудняет там поддержание заповедного режима.

Еще хуже обстоит ситуация с заповедными зонами в региональных ландшафтных парках, где до 2010 г. зонирование в них было не обязательным. В 2010 г. Киевскому эколого-культурному центру удалось добиться внесения поправки в закон Украины «О природно-заповедном фонде Украины», согласно которой проведение зонирования (с выделением заповедной зоны) региональных ландшафтных парков стало обязательным.

На середину 2014 г. в Украине имеется 77 региональных ландшафтных парков. К сожалению, значительное большинство из них не имеет своей администрации, закрепленной за ними земли и зонирования. В некоторых региональных ландшафтных парках, как например в «Донецкий кряж» и «Клебан-Бык» такое зонирование проведено, однако заповедные зоны не функционируют. В настоящее время заповедные зоны имеют 10 из 63 украинских (без Крыма) региональных ландшафтных парков. Их общая площадь составляет 19451,19 га.

Заповедные зоны национальных парков, биосферных заповедников и региональных ландшафтных парков могут и должны стать по своему строгому охраняемому статусу аналогами природных заповедников.

В настоящее время заповедный фонд Украины ( с Крымом) составляет 537222,63 га, что составляет 0,88 % территории Украины), в том числе природные заповедники — 223489,31 га или 0,37 %, заповедные зоны биосферных заповедников —112599 га или 0,19 %, заповедные зоны национальных природных парков — 181683,13 га или 0,30%, заповедные зоны региональных ландшафтных парков — 19451,19 га или 0,02 %. По сути, это золотой запас отечественного заповедного дела, и его нужно всячески умножать, причем не только путем создания новых природных заповедников, или расширения уже действующих, но и путем создания новых национальных парков, региональных ландшафтных парков, а также за счет расширения заповедных зон биосферных заповедников, национальных парков и региональных ландшафтных парков. Именно этот золотой запас по настоящему заповедных территорий должен отражать динамику развития заповедного дела в Украине и других странах.

Заповедные урочища

Заповедные урочища, являющиеся, согласно украинскому законодательству «минизаповедниками» (14). По сути таковыми не являются. В настоящее время в Украине имеется 811 заповедных урочищ на территории 98642 га. Большинство из них находятся на землях лесного фонда и подвергаются массовым санитарным рубкам. Для поддержания там заповедного режима в первую очередь необходимо взять их под общественный контроль.

Послесловие

Заповедники должны стоять вне времени, вне пространства, вне политики, вне государственных задач.

Известный американский исследователь отечественного заповедного дела и охраны природы Д. Уинер назвал наши заповедники «островками свободы» (89).Это означает, что в условиях покорения природы на всех континентах, именно в заповедниках дикая природа остается еще свободной и имеет право развиваться по собственной воле.

В этом состоит их огромный экологический, и еще больше этический смысл.

По мнению известного российского эколога и деятеля заповедного дела Ф.Р.Штильмарка «Заповедники — это приборы измерения пульса планеты» (47). Их значение для проведения долговременных научных исследований систем мониторинга, особенно в условиях наступающего экологического кризиса, трудно переоценить.

Как справедливо считает Ф.Р. Штильмарк, наши заповедники «стоят не ниже, а выше едва ли не всех предлагаемых нам примеров (национальные парки, биосферные резерваты и т.п. — В.Б.), они сами должны являться образцами для иных, а не копировать их» (60).

Будем надеяться, что эту простую мысль все же поймет и народ Украины, и его правительство.

Если мы проанализируем оба эти показателя, показывающие динамику изменения количества украинских заповедников и их площади, то заметим, что рост количества заповедников и увеличение их площади происходили в Украине четыре раза с 1919 по 1929, с 1938 по 1951, с 1968 по 1981, и с 1990 по 2012 годы.

Это были периоды, во многом связанные в первую очередь с оживлением общественной жизни и общей демократизацией страны. Первый период связан с относительно либеральным курсом первых украинских большевиков, стоящих у власти в Украине, и созданием Комитета по охране памятников природы, а также с НЭПом. Второй период связан с относительным прекращением сталинских репрессий в стране, созданием Управления по заповедникам УССР, а также послевоенным подъемом в общественной жизни, третий период связан с созданием в Украине Государственного комитета по охране природы, четвертый период — в первую очередь с активными демократическими процессами, начавшимися в Украине после горбачевской «перестройки» и обретением независимости.

И наоборот, сокращение количества природных заповедников и их площади произошли с 1930-1938 годах (приход к власти Сталина и начало массовых репрессий), а также с 1951 по 1966 годы (второй виток сталинских репрессий, и связанные с ними два погрома (сталинский и хрущевский) заповедников, а также вновь «закручивание гаек» в общественной жизни после непродолжительной хрущевской «оттепели». Каждый период порождает свои тенденции.

Отсюда вывод — создание новых заповедников, их полноценное функционирование напрямую зависит от пульса общественной жизни, от того, насколько в стране развиты демократические процессы, от самой общественности и ее состояния.

Еще один вывод заключается в том, что для успешного развития заповедного дела необходимо наличие двух взаимосвязанных факторов — государственного органа, занимающегося заповедниками и другими охраняемыми природными территориями (Комитет охраны памятников природы, Комитет по заповедникам, Управление по заповедникам, Государственный комитет по охране природы, Минприроды Украины), а также общественных экологических организаций.

Какие же первоочередные меры должны быть приняты, чтобы вывести украинские заповедники из глубокого кризиса? На наш взгляд они должны быть следующими:

1. В Закон Украины «О природно-заповедном фонде Украины» необходимо внести правки, запрещающие проведение любых видов рубок в природных заповедниках, селекционный отстрел, все регуляционные мероприятия, содержание пчелиных ульев, все меры по проведению восстановительных работ на «нарушенных природных комплексах» заповедников, любую биотехнию, уборку валежника и очистку леса от захламленности, лесокультурную деятельность, любую борьбу с «вредителями» леса, поля, рыбного и охотничьего хозяйства.

Соответствующие изменения, запрещающие прежде всего селекционный отстрел , проведение всех рубок леса и очистку леса от захламленности должны быть внесены в соответствующие постановления Кабинета Министров Украины и ведомственные инструкции, а также в Лесной Кодекс Украины и Закон Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте».

Кроме того требуется внести изменения в соответствующее Постановление Кабинета Министров Украины и запретить природным заповедникам зарабатывать на экскурсионной деятельности, продажи древесины, сена, семян, саженцев, животных, ягод, грибов и других природных ресурсов,полученных на заповедной территории.

Главной задачей природных заповедников должно быть признано сохранение спонтанных природных процессов.

2. Современная концепция заповедного дела в определенной степени предусматривает зарабатывание денег различными категориями природно-заповедного фонда, в том числе природными заповедниками, что является не допустимым. В связи с этим должна быть разработана новая концепция заповедного дела, которая задействует принципы заповедности, а также запретит заповедникам зарабатывание денег от продажи природных ресурсов, полученных на заповедной территории.

3. Во всех существующих природных заповедниках должны быть прекращены регуляционные мероприятия, прежде всего сенокошение и различные виды рубок, а также закрыты все экскурсионные маршруты. Все хозяйственные постройки заповедника должны быть вынесены в охранную зону или на усадьбу заповедника. Недопустима никакая хозяйственная коммерческая деятельность в границах заповедника.

4. Вся деятельность персонала природных заповедников должна быть направлена на научные исследования, охрану заповедных экосистем и их спонтанных эволюционных процессов, а также на увеличение территории заповедника и расширение его охранной зоны, курирование (научное и охранное) других объектов ПЗФ местного значения в регионе, а также создание их в зоне контакта с заповедником.

5. Во всех природных заповедниках должно быть ликвидировано незаконное зонирование территории.

6. Заповедники не должны оставаться в ведении организаций, не имеющих отношения к охране природы -Государственное управление делами Президента Украины, Госагентство лесных ресурсов, Минобразования Украины, Украинская Академия аграрных наук.

7. Действия по ограничению на территории природных заповедников дикорастущих или вольноживущих заносных (чужеродных) видов флоры и фауны могут разрешаться только на основе независимой эколого-этической экспертизы.

8. Массовые практики (больше 20 человек) должны быть запрещены на заповедной территории, новые практики в будущем не должны организовываться даже в охранных зонах.

9. Научные исследования на территории природных заповедников должны осуществляться на основе экспертного анализа и выдачи разрешений. При этом научные исследования в заповедниках не должны включать в свои программы реальное изъятие и/или воздействие на не биологические объекты заповедника.

10. Популяризация природных заповедников должна быть построена так, чтобы не притягивать посетителей на заповедную территорию.

11. Тушению в заповедниках подлежат пожары неприродного происхождения.

12. Природные заповедники должны создаваться навечно. Закрытие заповедников, уменьшение их территории, реорганизация в биосферный заповедник, «царские охоты» или национальный природный парк, коммерциализация их деятельности, расширение хозяйственной зоны заповедника — невозможно.

13. Необходимо разработать и принять Этический кодекс работников заповедников и других территорий ПЗФ.

14. Деятельность всех служб и отделов заповедника (научного, охранного, экопросвещения, хозяйственного) должна быть ресурсосберегающей, экологичной, экоэтичной и отвечать индикаторам этичности заповедника.

15. Должна быть налажена подготовка кадров для заповедников и других объектов ПЗФ. Люди, не имеющие специального экологического образования не должны возглавлять заповедники и министерские структуры по управлению заповедниками и другими объектами ПЗФ.

16. Государство должно обеспечить заповедникам необходимое финансирование.

В великолепном кинопроекте Л. Парфенова «Намедни. Наша эра» (1961-1991), в сюжете о 1961 г. нет ни слова о втором разгроме заповедников. Хотя талантливый автор скурпулезно подмечает и моду, и литературные новинки, и даже анекдоты. То-есть, закрытие заповедников 1961 г. не стало событием, не привлекло к себе внимание общественного мнения. И это очень прискорбно. Трагедия, не ставшая событием, может вновь повторяться. Пока не поздно, деятели заповедного дела должны попытаться привлечь внимание общества к разгромам заповедников 1951 г. и 1961 годов.

Необходимо проводить юбилеи, научные чтения и конференции, создавать сборники, записи очевидцев, воздвигнуть памятники этим событиям. Нужно делать все, чтобы власть уяснила раз и навсегда, что закрытие заповедников есть акт Герострата.

Заповедано то,что оставлено в неприкосновенности. Пускай спустя полтора века, но должна наконец свершиться мечта великого В.В. Докучаева о передаче дикой природы из пользования человеком в пользование ее коренных обитателей (диких животных и растений). Именно отсутствие человека и его деятельности должно определять систему заповедников. Как говаривали в старину: «Помни праотцов — заповедного не тронь!».

Поэтому вслед за Ф.Р. Штильмарком я хочу верить, что «глубочайшая по своей духовной силе и научной значимости идея строгой заповедности, то есть полного прекращения прямого воздействия человека на природные комплексы, которая всегда теплилась и сохраняется в наше время как некий подземный огонь в пластах торфа под снегом, возродится заново, будет признана наукой, получит общественное признание и войдет в практику отечественных заповедников» (47). Ибо, как сказал итальянский эколог Риккардо Гуарино, идея абсолютной заповедности «является в первую очередь этической потребностью» и уходит своими корнями в глубинную экологию А. Нейса и этику уважения к жизни А. Швейцера (190).

 

Более подробно об истории концепции заповедности и развитии заповедного дела – в новой книге Владимир Борейко “Последние островки свободы. История украинских заповедников и заповедности ( пассивной охраны природы) ( 10 век-2015 г.)” , 2015, К., КЭКЦ, 240 стр.

http://ecoethics.ru/wp-content/uploads/2015/07/int_ostrovki_svob_2015.pdf

Пресс-служба КЭКЦ

 

Владимир Борейко

Залишити коментар