Общее богатство требует хозяйского подхода

Это пропущенная мною статья о Литве. Прочитайте довольно интересно. Сеное хозяйство Литьвы на порядок ближе к лесному хозяйству Украины, чем Латвии или Эстонии, но сходство это только внешнее. Правовая система совсем иная: куда более продуманная и справедливая. М.П.

Правительство Литвы пришло к выводу о необходимости реорганизации в работе крупнейших государственных предприятий и даже целых отраслей. Лесное хозяйство – в их числе.

Журналисты газеты «Обзор» решили посмотреть, как живут литовские лесничества и что думают о предстоящей реформе работающие в этой сфере специалисты. Тем более что эта реформа пока не приобрела чётких очертаний, её принципы только кристаллизуются.

Известно пока немного: будет одно большое предприятие, управляемое непосредственно из одного центра.

Пока никто не может озвучить в цифрах конкретную экономическую эффективность реформы, назвать её социальные последствия. Хотя, по некоторым прикидкам, 2700 работников могут оказаться на улице.

Корреспонденты «Обзора» уже побывали в Игналинском, Шальчининкском, Тракайском районах, в Нямянчинской и Швянчёнельской уредиях и рассказали читателям, как развивается лесное хозяйство Литвы, какие проблемы волнуют тружеников леса.

На прошлой неделе журналисты «Обзора» направились в Вильнюсскую уредию.

Время разговоров заканчивается

За несколько дней до поездки корреспондентов «Обзора» в Мицкунай, где находится офис Вильнюсской уредии, стало известно, что правительство Литвы утвердило реорганизацию лесничеств: вместо 42 лесных уредий будет учреждено одно государственное предприятие «Lietuvos valstybiniai miškai» («Государственные леса Литвы»). Окончательное решение примет Сейм.

Премьер Саулюс Сквярнялис на состоявшемся 8 марта заседании кабинета министров сказал, что предлагаемая реформа обес­печит более эффективную работу лесного хозяйства, сделает прозрачнее конкурсные закупки, сэкономит бюджетные средства.

«Процессы, которые связаны с продажей древесины, должны быть прозрачными и обуславливать продажу по максимально высокой цене, не по разумной, приемлемой для кого-то, а по максимально высокой. Предприятия деполитизируются, становятся прозрачными, несущими экономическую выгоду государству и обеспечивающими эффективное управление лесными ресурсами, их сохранение и воссоздание для будущего», – сказал премьер. 

Министр по вопросам окружающей среды Кястутис Навицкас, отвечая на звучавшие упрёки в том, что лесная реформа делается в интересах будущих – частных – хозяев государственных лесов, сказал, что в законопроекте нет никаких предпосылок для их приватизации или оговорок в интересах крупных торговцев древесиной. 

Было сказано, что намечается учредить новое госпредприятие «Lietuvos valstybiniai miškai» с 25 подразделениями. Это, по словам инициаторов реформы, позволит ежегодно экономить по 10 млн евро средств предприятия и до 3 млн евро из госбюджета.

Одна из причин реформы, как поясняет правительство, заключается в том, что Литва в 2018 году хочет присоединиться к Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а для этого, как уверяет кабинет министров, как раз и необходимо провести реорганизацию лесничеств.

Этот аргумент, как хотелось бы подчеркнуть «Обзору», весьма и весьма сомнительный: Польша с 22 ноября 1996 года является членом этой организации, но что-то не слышно, чтобы поляки бежали, задрав пиджак, к одному единственному объединённому предприятию. 

В верхах – единодушие 

За проведение лесной реформы, стоит заметить, сегодня высказываются все три ветви власти.

Президент Литвы Даля Грибаускайте считает, что сейчас нужно просто больше объяснять народу пользу реформы лесничеств.

«Лесная реформа – первый пример того, что опыта в проведении реформ маловато, как в правительстве с новыми молодыми министрами, так и в Сейме. Это элементарное правило: нужно, прежде всего, представлять ясный ход реформы, основанный на целях и потребностях. Во-вторых, представлять её и убеждать политиков, и Сейм, и общество, и людей, работающих в этом секторе, то есть начинать с обоснования реформы», – заявила Д.Грибаускайте.

По её словам, без обоснования и объяснения реформы возникает излишняя сумятица, а этим пользуются группы, заинтересованные в остановке реформ.

Рассказывая об этом, агентство BNS в середине прошлой недели сообщало, что выдвигаемую правительством реформу лесничеств в Сейме пока поддерживают лишь оппозиционные консерваторы, а делегированный «аграриями» в правительство премьер Саулюс Сквярнялис в среду в Сейме пытался убедить собственную же фракцию. Хотя публично он заявил, что «аграрии» поддержат реформу, а глава фракции Рамунас Карбаускис обещал её поддержать.

Слова С.Сквярнялиса подтвердил и спикер Сейма Литвы Викторас Пранцкетис, отметивший, что фракция Литовского союза крестьян и «зелёных» единогласно поддержит предложение правительства объединить десять лесных хозяйств (не совсем понятно, откуда взялась эта цифра. – Прим. «Обзора»).

Между тем партнёры «аграриев» по правящей коалиции – социал-демократы, а также оппозиционные либералы и представители партии «Порядок и справедливость» критикуют реформу и намерены не поддерживать её, если не будут приняты поправки.

Но, как бы то ни было, уже сегодня, 16 марта, в Сейме Литвы будет представлен проект закона о лесных хозяйствах, предусматривающий реформу лесничеств.

Зелёное ожерелье столицы

Беседа корреспондентов «Обзора» с уредасом Вильнюсской лесной уредии Артурасом Нанартавичюсом (на снимке) началась с выяснения того приятного факта, что наше знакомство, пусть и не такое тесное, произошло, оказывается, много лет назад: когда в региональном парке «Нярес» торжественно открывали «Кармазинскую ознакомительную тропу» – живописнейший маршрут для отдыха и прогулок у излучины реки Нярис, совсем неподалёку от Вильнюса.

А.Нанартавичюс, как выяснилось, вместе с директором парка Аудроне Жичкуте изучал сложившиеся случайно, а значит, и полюбившиеся народу тропки, места отдыха, чтобы потом объединить в одном маршруте и природную красоту, и многочисленные, исторически важные места (103 стародавних кургана-захоронения с VIII века). 

В кабинете А.Нанартавичюса висит карта Вильнюсской уредии, где видно, что столичное лесное хозяйство разделено на две части: одна находится на северо-западе Вильнюса, а вторая – на юго-востоке. Иными словами, всякая вылазка на природу для жителей литовской столицы означает приезд в гости к вильнюсским лесникам. Это благодаря им – за их деньги, их руками – на территории уредии обустроены 87 рекреационных объектов, проложены 4 ознакомительные тропы. 

Зелёные озёра, обзорные площадки, беседки, места отдыха – это всё их, работников Вильнюсской уредии, поле постоянной деятельности.

Артурасу Нанартавичюсу есть чем похвастаться в этом плане, но он всё же с сожалением признаётся, что его сильно расстраивает тот факт, что возглавляемая им уредия вынуждена держать людей, на которых возложена задача простых уборщиков – убирать оставляемый горожанами мусор, которого особенно много после выходных. 

– Прекрасный приказ в своё время издал Валентинас Мазуронис, бывший в своё время министром окружающий среды. Если вы захотите где-то порыбачить, то будьте добры – соберите влево и вправо от себя по берегу на 3 или 5 метров весь мусор. И не важно, это ваш мусор или его кто-то оставил. Если же не уберёте, то инспекторы имеют полное право выписать вам штраф за загрязнение окружающей среды, – 

добавил А.Нанартавичюс, заметив, что этот приказ прекрасно работает и сегодня.

Невысоко сижу, но далеко гляжу

Здание Вильнюсской уредии, ухаживающей за территорией в 31,7 тысячи га (10 лесничеств, сейчас здесь 75 постоянных работников) выделяется в Мицкунай не только нарядным видом, но и издалека видным хозяйским подходом. Его своим непритязательным видом подчёркивают оставшиеся ещё рядом гаражи: именно на месте их «собратьев» и было недавно построено двухэтажное, очень удобное для работы здание.

Рядом со зданием – вышка в 20 метров. С её помощью ведётся противопожарное видеонаблюдение за лесом. Шесть детекторов, находящихся на вышках компании мобильной телефонной связи, каждые 8 минут совершают один оборот, обозревая весь горизонт. В случае обнаружения дыма подаётся сигнал. 

– Эта система, самая, кстати, крупная в Литве, – прекрасный пример того, как далеко мы ушли в плане борьбы с пожарами за последние годы, – поясняет А.Нанартавичюс. – Раньше у нас было 8 вышек, на которых постоянно дежурили люди. Но человек не может точно указать, на каком расстоянии от него, где именно появился дым, а нынешняя система может. По нашей территории проходит немало железнодорожных путей, через которые далеко не всегда может переехать пожарная машина. Появление системы стало возможным благодаря одной из программ, действующих в Евросоюзе. Благодаря финансовой помощи ЕС у нас вскоре вместо пожарной машины «Газ-66», которой уже 34 года, появится современная «Mersedes Unimog». 

По словам А.Нанартавичюса, для Вильнюсского района, где по весне некоторые поджигают старую траву, создавая угрозу больших пожаров, это очень актуально.

После введения компьютеризированной противопожарной системы масштабы и последствия пожаров – в десятки раз меньше.

Реформа нужна, но реформа – продуманная

А.Нанартавичюс убеждён, что реформа нужна. Хотя бы по той простой причине, что пришло совершенно новое время с другими возможностями, скажем, в ведении бухгалтерии и учёта, в том числе и при продажах.

Но главной темой обсуждения сегодня должно было бы стать не то, нужна или не нужна реформа, а как её сделать, чтобы дело не пострадало, чтобы потом не пришлось на ходу исправлять повылезавшие вдруг проблемы и недочёты.

– В прошлом году мне довелось побывать в Финляндии, посмотреть, как работают в тамошних лесах. Там одна компания, которая занимается учётом и продажей древесины. Работают лесные «комбайны» («Harvester» и «Forvarder»), которые получают задания с учётом GPS. Там не помечают, как у нас, краской участки, предназначенные для вырубки. Всё сразу учитывает, в том числе и объём срубленной и перевезённой древесины, компьютер, – рассказывает глава Вильнюсской уредии.

– Мне кажется, что реформу стоило бы проводить в несколько этапов. Возможно, вначале стоит объединить по нескольку уредий, учитывая их особенности, – продолжает А.Нанартавичюс и приводит конкретные примеры. – 

Предположим, сделаем одну компанию и надо будет нам высаживать новые леса на месте вырубленных. Как это мы сделаем? Объявим конкурс на посадку, который выиграет какая-то одна компания на всю Литву? То есть она будет искать субподрядчиков на местах, и может получиться этакая пирамида из нескольких уровней подрядчиков и субпод­рядчиков, что не может не отразиться на конечной стоимости услуг. 

Собеседник пояснил, что сегодня в своей уредии они также проводят конкурсы на покупку каких-то услуг, в которых участвует не только местный бизнес. Но именно местные, как правило, предлагают минимальные цены, поскольку им не надо, в том числе, каждый день возить работников по сотне километров.

А.Нанартавичюс замечает, что многие лесоводы в беседе между собой не понимают, как всё-таки будут решаться также социальные вопросы. Если инициаторы реформы успокаивают, что реорганизация никак не ухудшит положения специалистов, что будут уволены лишь три-четыре сотни «конторских» (то есть они из разряда налогоплательщиков перейдут в число получателей социальных пособий по безработице?), то ради чего всё затевать? 

Министр окружающей среды как-то заметил, что было бы неплохо, если бы в Литве, как и в странах, на которые мы нынче ориентируемся, на одного специалиста лесного хозяйства приходилась бы одна тысяча гектаров леса. 

В Литве сегодня порядка одного миллиона лесных гектаров, то есть получается, что нам нужна только одна тысяча специалистов. А в лесах Литвы нынче трудится где-то 4000 человек. Значит, три тысячи лишних?
 

Адольфас РУДЗЯНСКИС, Александр ШАХОВ, “Обзор”

Залишити коментар